«Логопед» — журнал для всех, кто занимается с детьми, имеющими нарушения речи: логопедов, воспитателей ДОУ, медиков и учителей

Гость номера – Дудьев Василий Петрович

7 мая, 2013 Рубрика: Гость номера Дудьев Василий Петрович

Путь в профессию и жизнь в ней

Дудьев Василий Петрович

канд. пед. наук, профессор кафедры специальной педагогики
и психологии Алтайской государственной педагогической
академии, член-корреспондент Международной
академии наук педагогического образования

Василий Петрович, расскажите немного о себе. Как Вы пришли в профессию?

Родился я в простой семье, проживавшей в сельской мест­ности на Кавказе. Отец всю жизнь работал шофером, в детстве учился по классу скрипки. Мама в основном занималась семьей, немного умела играть на гитаре, неплохо пела. В доме, несмотря на трудоемкий сельский уклад жизни, иногда устраивались семейные музыкальные посиделки, особенно в зимние вечера. Пели разные песни, слушали выступления друг друга. Отцовское приобщение меня к музыке было прологом к моей будущей первой специальности. В мечтах отец видел меня учителем музыки. И первым шагом к этому стало определение меня в 10 лет в музыкальную школу в г. Грозный. Через несколько лет наша семья переехала в сельскую местность на Алтай. Я продолжил учебу в музыкальной школе в г. Барнауле. По ее окончании поступил в музыкальное училище и одновременно заканчивал десятый класс в вечерней школе.

Проучившись год в училище, я перевелся на заочное обучение и стал работать в музыкальной школе учителем. Так начался мой первый этап профессиональной деятельности. Затем три года службы в армейских рядах, продолжение учебы на очном отделении и работа в музыкальной школе.

В профессию приходят по-разному. Кто-то уже с детства знает, кем будет. Если не сам, то его родители. Кто-то мучительно пытается выбрать свою будущую профессию к окончанию школы: иногда осо­знанно, а чаще по наитию.
А кто-то в вуз поступает, не всегда ориентируясь в своей будущей специальности, и после получения диплома работает не по профессии, а ищет себя в разных других сферах деятельности.

По окончании музыкального училища и неудачной попытки поступления в консерваторию (недобрал проходных баллов) решил основательно подготовиться к повторному поступлению через год. Чтобы не терять времени, решил поступать на филологический факультет Барнауль­ского государственного педагогического института. При сдаче вступительных экзаменов, узнав, что параллельно в целевой группе идет конкурсный набор на специальность «Логопедия» в Московский государственный педагогический институт, переоформил документы в эту группу и успешно сдал вступительные экзамены.

Принять такое, казалось бы, неожиданное решение, конечно, было не просто: как-никак 15 лет занимался музыкой, профессию получил, несколько лет проработал в ней, — и вдруг такой крутой поворот. Нельзя сказать, что мое решение было совершенно спонтанным. Некоторые жизненные ситуации сталкивали меня с логопедической проблематикой и, видимо, повлияли на мое решение сменить профессию и стать логопедом. Впервые я столкнулся с нарушением речи, когда работал в музыкальной школе: в классе были два заикающихся ученика. Проявив интерес к этому речевому явлению, я попытался познакомиться с соответствующей литературой, хотя найти в те годы что-то о заикании было весьма сложно. Кроме того, в середине 60-х годов в Барнауле в детских садах стала организовываться логопедическая служба, и в связи с этим начали проводиться краткосрочные курсы по подготовке логопедов. По­следний аргумент в моем решении — негативное отношение моей собственной семьи к профессии музыканта, и я попытался решить эту проблему, сменив ее.

Таким образом, я пришел в дефектологию по стечению обстоятельств. Дефектологический факультет (кафедру психопатологии и логопедии, которой заведовал в годы моей учебы С.С. Ляпидевский) окончил в 30 лет. Без малого скоро 40 лет, как я профессионально занимаюсь практическими и научными проблемами в предметных полях специальной педагогики и психологии, точнее — логопедии и логопсихологии.

Годы студенчества —  самые насыщенные в жизни каждого человека. А чем запомнились они Вам?

Только по прошествии времени можешь осмыслить и по-настоящему оценить ту атмо­сферу, в которой проходила учеба. Учебников и учебно-методической литературы по логопедии не хватало. Учебник М.Е. Хватцева 1958 г. издания был редкостью, единственным источником для нас служил учебник О.В. Правдиной. Пользовались, конечно, богатой библиотекой специальной литературы, имеющейся на факультете, библиотекой при НИИ дефектологии, научными публикациями. Но основным источником знаний для нас, конечно же, были лекции преподавателей.

Особой популярностью пользовались лекции заведующего кафедрой С.С. Ляпидевского, которые погружали нас в мир неврологических знаний: от функций отдельного нейрона и подкорковых образований до целостной работы мозга в норме и при патологии. Весьма интересно проводила практические занятия Р.И. Мартынова по препарированию лягушек и вынутого из формалина человеческого мозга.

Хорошо известные сегодня всем, кто знаком с научной, учебной и методической литературой по логопедии, имена Е.С. Алмазовой (моего научного руководителя по дипломной работе), Б.М. Гриншпуна,
В.И. Селиверстова, О.А. Токаревой, М.Ф. Фомичевой, С.Н. Шаховской и других ассоциируются для меня прежде всего со студенческим временем. Я припоминаю курсы лекций по логопедии, которые они нам читали, их стиль подачи материала, звучание речи, интонации и т.д. Что особенно поражало в преподавателях, так это их свободное владение содержанием излагаемого материала, большинство из них, если не все, никогда не пользовались никакими конспектами, записями, планами лекций. Особенно запомнился в этом отношении Б.М. Гриншпун, который входя в студенческую аудиторию, сразу произносил фразу: «В прошлый раз мы остановились на том-то, продолжаем рассмотрение этого вопроса», — и свободно, непринужденно начинал раскрывать материал очередной лекции.
В своей сегодняшней работе со студентами я пытаюсь использовать все то, чему помимо профессиональных знаний вольно или невольно учили меня преподаватели моей alma mater.

С С.Н. Шаховской и В.И. Селиверстовым, которые стали научными руководителями и консультантами по моей кандидатской диссертации, я до сих поддерживаю не только профессиональные, но и дружественные отношения. Светлана Николаевна — Учитель с большой буквы не только в постижении логопедической науки, но и образец своего отношения к профессии, к делу, которому она служит, ко всем людям, кто окружает ее: студентам и аспирантам, коллегам и сотрудникам, родным и незнакомым. Мне довелось неоднократно участвовать с ней в поездках с циклами лекций по разным городам России, и везде ее встречали как родного человека. Встречи всегда превращались в научно-музыкальные вечера: обсуждались не только какие-то научные вопросы, готовящиеся к публикации работы, но и звучала музыка.

На последнем курсе обучения мне посчастливилось соприкоснуться с работой лаборатории логопедии НИИ дефектологии, которой заведовала Р.Е. Левина, познакомиться с ее сотрудниками: А.В. Ястребовой — тогда председателем ГАК, Г.В. Чиркиной, которая много лет спустя была одним из оппонентов по моей диссертационной работе. Открывалась перспектива заняться после института наукой, но сложившиеся обстоятельства не дали такой возможности.

Где начинался Ваш профессиональный путь?

По окончании института я вернулся в Барнаул с напутствием от Р.Е. Левиной о необходимости организации работы по подготовке кадров логопедов в регионе и продолжении занятий наукой.

Начал же я работать в школе для детей с тяжелыми нарушениями речи и за 15 лет профессиональной деятельности был и учителем-логопедом, и учителем русского языка и литературы в старших классах, проводил занятия по логоритмике с заикающимися детьми младших классов, а в связи с темой моего диссертационного исследования несколько лет работал учителем физкультуры в начальных классах. Это была огромная практика коррекционной работы с детьми, имеющими разные виды речевой патологии, время обретения педагогического опыта, который и сейчас помогает мне в работе со студентами. Около 10 лет работал в составе Краевой ПМПК, сотрудничал с кабинетом дефектологии Алтай­ского института усовершенствования учителей (так раньше называлось учреждение по повышению квалификации работников образования).

Обстоятельства принудили закончить четыре курса филологического факультета Алтайского госуниверситета. Занятия наукой отошли на второй план: было много ежедневной работы по подготовке к занятиям с детьми (по 5—6 поурочных планов занятий каждый вечер, проверка тетрадей
и пр.), повышению квалификации учителей школы. Благодаря персональным приглашениям мне удавалось ежегодно бывать в командировке в Москве: участвовал в ежегодных традиционных Ленинских чтениях в НИИ дефектологии, научно-практических конференциях в своем родном вузе. На курсах переподготовки по дефектологическим специальностям, возглавляемых В.И. Селиверстовым, ежегодно педагоги получали квалификацию «учитель-логопед». Во время случавшихся москов­ских командировок мне доверяли проводить занятия со слушателями курсов по какому-либо разделу учебного плана переподготовки по логопедии. Можно сказать, я получал первичные навыки преподавательской деятельности.

А как складывалась Ваша преподавательская карьера?

В конце 80-х годов по настоятельной рекомендации С.Н. Шаховской и Б.М. Гриншпуна я был откомандирован в Москву для утверждения темы научной диссертации. Выполнив курсовую переподготовку по психологии в Барнаульском вузе в 1990 г., получил диплом с квалификацией «практический психолог в системе народного образования», что позволило мне расширить область своего профессионального пространства.

С конца 80-х годов работу в школе я стал совмещать с чтением лекций по основам дефектологии и психологии на дошкольном отделении Барнаульского государственного педагогического института, а с 1990 г. стал работать в штате этого вуза. Прошел путь от ассистента до профессора.
В 1992 г. защитил кандидатскую диссертацию по логопедии, в 1995 г. мне присвоено звание доцента по кафедре дошкольной дефектологии. Более 10 лет работаю в должности профессора. В 1998 г. по рекомендации В.И. Селиверстова был избран членом-корреспондентом Международной академии наук педагогического образования.

В течение всех лет преподавательской деятельности в высшей школе я занимаюсь профессиональной подготовкой и переподготовкой специалистов в области дефектологии: специальных дошкольных педагогов и психологов, логопедов, специальных психологов, олигофренопедагогов, сурдопедагогов. Активно сотрудничаю с соответствующими кафедрами сибирских университетов в гг. Томске, Новосибирске, Абакане и др. Регулярно выезжаю для чтения курсов лекций по логопедии, проведения занятий по логопедическим технологиям и практикумам. В качестве эксперта неоднократно принимал участие в работе аттестационной комиссии Минобрнауки России. Несколько лет был членом научно-методического совета по коррекционно-педагогическим проблемам дошкольного образования при Минобрнауки РФ. Ежегодно в качестве председателя ГАК меня приглашают в педагогические вузы соседних регионов.

Сегодня Вы не разочарованы своим выбором области научных исследований?

Логопедия, по моим представлениям, занимает ведущее положение среди других разделов специальной педагогики. Во-первых, это вытекает из той роли, которую играет речь (язык) в психическом развитии ребенка в детские годы, в опосредовании всех жизненных проявлений человека, в его взаимодействии с окружающим миром на протяжении всей жизни. Во-вторых, в связи с наличием в структуре дефекта всех детей с ОВЗ речевых расстройств предметное поле логопедии и ее задачи по коррекции нарушений речи «втягивает» во все другие отрасли специальной педагогики: психологию, лингвистику, психолингвистику и др. Общность проблем логопедии и обозначенных дисциплин становится предметом совместного рассмотрения, к сожалению, пока еще на очень редких встречах представителей соответствующих областей науки и практики. На память приходит такая встреча в рамках Всероссийской конференции с международным участием «Онтогенез речевой деятельности: норма и патология», которая проходила в декабре 2004 г. и была организована дефектологическим факультетом Московского педагогического государственного университета. Инициатива и расширение проблематики таких встреч должны исходить прежде всего от представителей логопедической науки, видящих проблему развития речи, что называется, изнутри, под профессиональным углом зрения через призму ее возможных нарушений и необходимости в этой связи решения первоочередной для всех специалистов задачи — предупреждение нарушений речи. Может быть, такой журнал, как «Логопед», счел бы необходимым и возможным в обширном ряду своих рубрикаций (или в рамках круглого стола) принять участие в продвижении данной проблемы за границы узкопрофессиональных интересов, чем расширил бы круг своих читателей.

Начало подготовки логопедов в Барнаульском государственном педагогическом университете (БГПУ) было положено более 20 лет назад (в 1991/92 уч. г.), когда студенты одновременно с основной специальностью «Педагогика и психология (дошкольная)» получали дополнительную специализацию «Логопедия (до­школьная)». Учебный план по указанной специализации и реализация дисциплин предметной подготовки в учебном процессе осуществлялись мной, поскольку соответствующих преподавателей в штате вуза не было. За пять выпусков подготовлено более 100 специалистов с дополнительной специализацией «Логопедия», большинство из которых и сегодня работают в специальных детских садах (группах) для детей с нарушением речи.

В 1998/99 уч. г. в БГПУ благодаря значительной помощи В.И. Селиверстова открылась новая лицензированная специальность «Специальная дошкольная педагогика и психология». К концу учебы первого выпуска студентов по данной специальности постепенно комплектовался преподавательский состав по дисциплинам дефектологического профиля. Это позволило на базе кафедры психологии образования в декабре 2004 г. создать новую ведущую для данной специальности кафедру специальной педагогики и психологии, которой я заведовал в течение 5 лет. Это были непростые годы по дальнейшему комплектованию преподавательского состава кафедры необходимыми специалистами. И сейчас эта проблема продолжает оставаться для кафедры актуальной: в современных условиях возможности преподавателей отдаленных от центра вузов для выполнения и защиты диссертационной работы по коррекционной педагогике весьма ограничены. Тем не менее в этом направлении на кафедре делаются позитивные шаги: несколько преподавателей занимаются диссертационными исследованиями. Благодаря усилиям кафедры удалось подготовить документы и лицензировать еще три специальности: «Специальная психология», «Логопедия» и «Олигофренопедагогика» для подготовки специалистов по дневной и заочной формам обучения.

На занятиях и различных встречах со студентами, будущими логопедами, я с особой гордостью персонализирую в их представлениях имена авторов учебной литературы, чьи лекции в студенческие годы мне посчастливилось слушать, с кем до сих пор поддерживаю профессиональные отношения. В этих, скажем так, «историко-профессиональных ремарках», вкрапленных в ткань лекционного материала, я подчеркиваю личную ответственность перед моими учителями за свою профессиональную деятельность, в том числе преподаватель­скую, раскрываю собственное отношение к профессии логопеда, пытаюсь в целом привить студентам, выражаясь высокопарно, любовь к своей будущей логопедической специальности, своей профессии.

Как следует из соответствующих положений, деятельность вузовских кафедр направлена на решение образовательных и научных задач. И в этой связи каждый преподаватель нашей кафедры проводит исследования в своем предметном поле и ежегодно с несколькими публикациями участвует в выпуске научно-методических сборников трудов, журналов, материалов научно-практических конференций.

Мои научные интересы охватывают вербальную и невербальную симптоматику в структуре речевого дефекта. Начиная с диссертационной работы, мои исследования направлены на изучение дизонтогенеза психомоторного и психического развития детей с речевой патологией, выявление влияния моторных и речевых нарушений, овладение ребенком предметным миром, разработку теоретических основ коррекции психомоторики детей с нарушением речи. Большинство публикаций, представленных более чем 80 статьями и учебными пособиями, посвящено обозначенной проблематике.

Вместе с проведением научных исследований осуществляю научное руководство аспирантами и дипломниками, рецензирую ежегодно присылаемые мне авторефераты кандидатских диссертаций по педагогическим и психологическим специальностям, редактирую учебные и учебно-методические издания и др.

Интерес к проблематике, которой я занимаюсь, выявляется как у студентов, которые знакомятся с особенностями психомоторного развития детей с речевой патологией в рамках логопедических технологий и ряда спецкурсов, так и у логопедов-практиков, знакомящихся с данной проблематикой на курсах повышения квалификации и переподготовки. Как показывает практика, такой интерес возникает у специалистов с началом формирования у них представлений о взаимосвязях и взаимовлияниях речевой и психомоторной функциональных систем в нормальных и патологических условиях. Появляется понимание необходимости системного подхода одновременно к обеим обозначенным функциональным системам при организации коррекционного воздействия на личность с речевой патологией, которая в свою очередь предстает для них как сложная психологическая система.

Ваши пожелания читателям журнала.

Уверен, что лишь сближение логопедический науки и практики, чему способствует, судя по широкому охвату проблематики и географии читателей, издание настоящего журнала «Логопед» может обеспечить повышение профессиональной компетентности специалистов и содействовать совершенствованию коррекционно-логопедической помощи всем нуждающимся в ней.

В следующем году журнал будет отмечать свой десятилетний юбилей. Желаю всем, кто работает над выпуском этого весьма востребованного профессионального издания, кто публикуется в нем и читает его, всем, кто интересуется проблемами детской речи и ее нарушений, как можно чаще встречаться на страницах этого журнала, обсуждать и практически решать насущные проблемы отечественной логопедической науки и практики.

Беседовала
О.А. Степанова

P.S. За свою педагогическую и общественную работу в школе Василий Петрович награжден почетными грамотами разного уровня, получил звание «Учитель-методист», удостоен медалями «Ветеран труда» и «За трудовую доблесть».

За годы работы в высшей школе награжден Почетными грамотами Минобрнауки России, Новосибирского ИПКиПРО, Барнаульского государственного педагогического университета, администрации Алтайского края, медалью «За заслуги в области образования» Том­ского государственного педагогического университета.


Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.


Популярные темы:

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |
  • Поиск