«Логопед» — журнал для всех, кто занимается с детьми, имеющими нарушения речи: логопедов, воспитателей ДОУ, медиков и учителей


Фонетические характеристики профессиональной речи логопеда

13 января, 2005 Рубрика: Мастер-класс Бейлинсон Л.С.

Бейлинсон Л.С., канд. филол. наук, доцент ВГПУ, г. Волгоград

 

При общении логопеда с ребенком и родителями его речь имеет определенные фонетические, лексико-фразеологические и текстуально-грамматические характеристики. Мы остановимся на фонетических параметрах коммуникации.

В отечественной лингвистике принято различать два фонетиче-
ских стиля — полный и разговорный (предложено Л.В. Щербой). Первый свойствен публичной речи, когда слова произносятся ясно и отчетливо, второй — общению среди товарищей, в семье, среди ровесников, когда нет надобности в тщательно подчеркнутом произношении (М.И. Матусевич, 1976). Полный стиль может характеризовать лишь отдельные фрагменты речи, т.е. соотношение между полным и разговорным стилями может быть проиллюстрировано условной шкалой отчетливости высказываний, которые в определенных ситуациях и в зависимости от различных обстоятельств могут более или менее соответствовать идеальной форме входящих в них слов. Более четко могут произноситься определенные слова в составе высказывания и даже части слов, если наша речь сопровождается шумом или другими помехами: тогда мы говорим, например, по слогам.

М.И. Матусевич отмечает, что полный стиль — это не побуквенное произношение, а произношение согласно действующим литературным нормам (например, в слове «чувствовать» третья буква не произносится). Важнейшие отличительные признаки полного стиля — это несколько замедленный темп, отчетливость, отсутствие выпадения безударных гласных. Л.В. Щерба использовал для характеристики обоих стилей принятые в немецкой лингвистике музыкальные термины Lento (итал. букв. — медленно) и Allegroformen (итал. — весело, радостно) и писал, что утверждение о крайне редком произнесении слов в их идеальной форме ошибочно: «Мы всегда так произносим, когда употребляем редкое, для собеседника малоизвестное слово, когда говорим из другой комнаты, когда говорим занятому, рассеянному, тугоухому и т.п., когда поправляем детей, когда хотим привлечь внимание на то или иное слово или даже часть его, когда тянем слова в недоумении или удивлении, когда говорим нараспев или попросту поем и т.д., и т.д.»

Любой институциональный дискурс характеризуется более отчетливым произношением, чем дискурс персональный, поскольку участники институционального общения исходят из того, что беседуют с незнакомым человеком, не знающим о личностных особенностях своих партнеров, с которым нужно вести себя согласно нормам вежливости и говорить только на тему, имеющую отношение к данному дискурсу. Если в установку персонального дискурса входит уверенность в том, что адресат, отвечающий за успех общения, обязан понимать говорящего и тот вправе подавать лишь чуть уловимые сигналы, направляющие содержательную сторону коммуникации, то главной характеристикой институцио-
нального дискурса служит установка коммуникантов, согласно которой партнеры вовсе не обязаны понимать друг друга, и здесь ответственность за успешное общение лежит на отправителе речи.

Если центр тяжести коммуникации смещен в его сторону, то общение характеризуется четкостью оформления, избыточностью сигнала и постоянной проверкой обратной связи. Эти характеристики многократно усиливаются в медико-педагогическом дискурсе, поскольку здесь речь учителя должна быть образцовой по форме, доступной и эффективной по содержанию, вариативной по обратной связи, а в медицинском дискурсе логопед должен постоянно обращать внимание на типовые нарушения речи, как наблюдаемые, так и возможные.

В лингвистике детально изучены фонетические характери-
стики речи детей на доречевом этапе: до 1,5 месяца — крик; 1,5—3 месяца — гуление; 4 месяца — свирель; 7—8,5 месяца — лепет, произношение слогов («ма-ма», «да-да»); 8,5—9,5 месяца — модулированный лепет (единицы типа «мама», «папа» с разнообразными интонациями). К полутора годам ребенок овладевает простейшими словами, в том числе и специфическими детскими заменителями общепринятых слов («ам-ам» — кушать, «а-та-та» — наказывать), а также активно использует звукоподражание («ав-ав» — собака, «му-му» — корова), к возрасту 1 год и 8 месяцев овладевает двусловными фразами («Мама, дай!») и повелительным наклонением глагола (В.П. Белянин, 1999).

Сроки овладения звуковой формой слов могут меняться: у девочек этот процесс проходит быстрее, чем у мальчиков. Слова лепетного происхождения («мама», «папа» и т.д.) называются в работах по психолингвистике «псевдословами», поскольку вначале ребенок не вкладывает в них ника кого смысла. Звукоизобразительные слова («би-би», «бу-бух» и др.) отражают очень важный этап в развитии языкового чувства ребенка: стремление приблизить звуковую форму к обозначаемому предмету или явлению (А.М. Шахнарович, 1979).

Не менее важен психолингвистический тезис о том, что «ребенок в процессе освоения языка создает свою собственную промежуточную языковую систему» (Э. Велтен, цит. по: В.П. Белянин, 1999). Например, в начале слова ребенок может произнести только звонкие согласные, а в конце — только глухие. О сформированности артикуляционного аппарата можно говорить, как считают специалисты, только при достижении ребенком 6 лет. Нужно отметить и то, что ребенок способен дифференцировать правильный звук, который слышит в речи взрослых, но сам не может произнести. В.П. Белянин приводит весьма убедительный пример.

Логопед. Как тебя зовут?

Ребенок. Андлюша.

Логопед. Андлюша?

Ребенок. Нет, Андлюша.

Логопед. Ах, Андрюша

Ребенок. Ну да, Андлюша.

Дети отвергают взрослую имитацию их произношения, хотя сами еще и не могут произнести определенные звуки. Это существенно как для логопедической теории, так и для практики исправления дефектов речи у детей.

Фонетические характеристики речи логопеда сводятся к следующим признакам:

1) отчетливость артикуляции;

2) сознательная демонстрация артикуляции тренируемых звуков и слов;

3) контролируемый темп речи;

4) форсируемая громкость голоса;

5) особая интонационная оформ-
ленность высказываний, обращенных к ребенку и его родителям.

Отчетливость артикуляции проявляется в безударных слогах, служебных словах. Логопед, как правило, произносит все слова так, как если бы его речь записывалась на магнитофон либо звучала отчетливо вопреки помехам в канале связи.

Тренируемые звуки речи логопед выговаривает особенно отчетливо как в изолированных, так и в связанных позициях. Его задача заключается не только в правильном произношении звуков и расчете на имитацию со стороны ребенка, но в сознательной демонстрации артикуляции. Существует множество специальных приемов, выработанных логопедами для осознанного формирования у детей нужных артикуляционных навыков. Например, вибрант «р» рекомендуется ставить на основе близкого по артикуляционному укладу звонкого согласного «д»: «дра-дро-дру». Логопед произносит гласные звуки более длительно, чем обычно, в определенных случаях артикулируя слова по слогам. Особое внимание уделяется словам с двумя тренируемыми звуками, поскольку обычно ребенок первый звук в них артикулирует правильно, а второй — ошибочно.

Логопед. Посмотри на картинку. Видишь, это лед, а это — прорубь. Ее прорубили во льду. У проруби сидит рыбак и ловит рыбу. Скажи «про-рубь».

Ребенок. Прро-лубь.

Логопед. Видишь, в альбоме написано это слово «прорубь», и два звука [р] выделены красным цветом. Первый звук ты произнес правильно, не забудь про второй звук. «Про-рубь».

Ребенок. Про-рубь.

Логопед. Молодец.

К обязательным атрибутам занятий логопеда с ребенком относится зеркало: ребенок должен видеть свою артикуляцию. Перед зеркалом следует заниматься и дома. Логопед объясняет артикуляцию тренируемого звука, демонстрирует ее и стимулирует ребенка произнести этот звук изолированно.

Логопед. Сейчас мы будем учиться произносить звук [ш] — для этого необходимо произнести звуки «са-са-са». Теперь постепенно поднимаем язычок к верхним зубам и вытягиваем зубы трубочкой: «са-са-ша-ша». Попробуй, покажи ладошкой, как у тебя будет подниматься язычок. А теперь посмотри в зеркало, давай то же самое попробуем сделать язычком.

Ребенок. Ся-ся-ся-ся.

Логопед. Нет, чуть-чуть по-другому. Попробуй сделать губы трубочкой.

Ребенок. Ся-ща-ща.

Логопед. Уже лучше, молодец! Еще раз попробуем.

Когда звук артикулируется правильно, логопед приступает к его тренировке. Работа с языковым материалом строится по принципу постепенного перехода от чисто языковых строевых единиц к коммуникативным единицам: фонема — сочетание фонем (слог) — слово (тренируемая фонема в начальной, срединной и конечной позициях, две тренируемых фонемы в слове), словосочетание, предложение, короткий текст, который легко запоминается (пословица, стихотворение).

Логопед обращает внимание на правильное произношение слов не только во время занятия с ребенком, но и при фатическом (простой, стандартизированный, контактоустанавливающий, от латин. fattus — глупый) общении.

Логопед. Я тебе сегодня ставлю «пятерку». Сегодня ты меня порадовал, очень старался, молодец. Значит, в четверг, после двух. Хорошо? До свидания.

Ребенок. Досиданья.

Логопед. Нет, я не слышу!

Ребенок. Дас-ви-данья!

Услышав нечеткое произношение, логопед делает вид, что не разобрал слова. Ребенок понимает, что должен правильно его произнести, и повторяет по слогам, т.е. переносит учебное произношение на произношение в реальной ситуации.

В основе логопедических упражнений лежат лингвистиче-
ские артикуляционные параметры звуков. Например, при постановке правильного произношения смычно-щелевых звуков [ч], [ц] сначала тренируется финальная позиция («мяч», «меч», «печь», «ночь», «плач», «трубач»), затем медиальная позиция («очередь», «очень», «мальчик», «девочка», «внучата»), потом — инициальная позиция («черный», «чашка», «чистый», «чай», «человек»). Движение от финальной позиции к инициальной объясняется тем, что аффрикативная фонема [ч] представляет собой сочетание [т’+ш’], и после гласного звука (в поствокальной позиции) этот тип фонем произносится легче.

Темп речи логопеда во время приема немного замедлен по сравнению с темпом речи других специалистов и с его собственным темпом вне работы. Изучив особенности темпа речи пяти логопедов, дискурс которых был записан на магнитофон, мы выяснили, что он меняется в зависимости от ситуации общения. Организация речи при общении с детьми и другими коммуникантами принципиально различается по темпу: для детей слова произносятся предельно четко, паузы между ними внутри смысловых синтагм практически отсутствуют, паузы между синтагмами короткие. В общении с родителями слова и словосочетания произносятся быстрее, используются вводные слова, возникают перебивы и самоперебивы.

Логопед. Все слоги с гласными звуками мы произносим с тобой длительно. Длительно произносим каждый слог.

Речь логопеда обращена к ребенку, длительность звучания — 10 с на 29 слогов (12 знаменательных слов), вводных оборотов нет.

Логопед. Сначала у нас идет с вами артикуляционная гимнастика, обязательно, перед каждым занятием, не забываем. Потом — гимнастика на звук [ч], следом — сперва закрепляем, повторяем слоги, а затем только — в конце слова. Ясно, да? То есть идем только по такой методике, и занимаемся, занимаемся, занимаемся.

Речь логопеда обращена к родителю, длительность звучания — 20 с на 102 слога (34 знаменательных слова).

Приведенные примеры показывают соотношение скорости речи: при обращении к ребенку произносится 2,9 слога к родителю — 5,1 слога/с. Итак, соотношение между средней скоростью речи, обращенной к детям и их родителям, составляет, по нашим данным, 0,33 с на слог (к детям) — 0,21 с на слог (к родителям), т.е. речь, обращенная к детям, в 1,6 раза медленнее, чем речь, обращенная к родителям.

Этот вопрос детально освещен в лингвистической литературе, посвященной алгоритмам порождения речи (назовем фундаментальную монографию Ю.В. Красикова, 1990).

К ряду факторов, тормозящих нормальное продуцирование речи, лингвисты и психологи в первую очередь причисляют состояние эмоционального стресса. Оно выражается в паузах? нерешительности, повторах, увеличении самокоррекций, появлении синтаксически незавершенных предложений, снижении или повышении нормальной громкости речи (Ю.В. Красиков). На наш взгляд, социолингвистические причины изменения скорости и громкости речи играют не меньшую роль. Наш материал показывает, что родители говорят с логопедом именно таким образом, даже не находясь в ситуации эмоционального стресса (логопед старается сделать общение максимально комфортным как для ребенка, так и для присутствующего на занятии родителя).

Важной характеристикой речи логопедов является почти буквальный повтор наиболее важных высказываний.

Логопед. Мне нужно, чтобы он был здоров, чтобы нос совершенно выздоровел. Прежде чем нам переходить к дыхательной гимнастике, мне нужно, чтобы он был полностью здоров. Чтобы носоглотка у него была полностью здорова, ведь сейчас нужного воздушного давления у него нет.

В приведенном фрагменте четырежды повторяется один и тот же тезис: «Ребенок должен быть здоров для занятий по исправлению дефекта речи». Этот повтор избыточен, но его требуют определенный стиль общения логопеда с пациентами, необходимость гарантированного доведения информации до адресата, кроме того, повторы в институциональном общении выполняют функцию фатического стабилизатора статусных отношений (информационно они не несут ничего нового, и, следовательно, осмысливаются и переживаются адресатом в фатическом ключе: «То, что мне сейчас сообщается, очень важно, и человек, который это говорит, показывает, что он имеет право так говорить»).

К отличительным признакам речи логопеда можно отнести форсируемую громкость голоса. Это относится и к занятиям в небольшом кабинете, и к фронтальным занятиям в детских садах, где громкость речи логопеда должна соответствовать громкости речи учителя в классе.

Интонационные характеристики речи логопеда складываются из специфических обертонов, показывающих статусное неравенство (позиция вышестоящего), обращенность к ребенку (доброе, ласковое отношение), официальность ситуации. Все эти характеристики взаимосвязаны с лексическими, фразеологическими и синтактико-текстуальными признаками медико-педагогического дискурса.

При общении логопеда с ребенком и родителями его речь имеет определенные фонетические, лексико-фразеологические и текстуально-грамматические характеристики. Мы остановимся на фонетических параметрах коммуникации.
В отечественной лингвистике принято различать два фонетиче-
ских стиля - полный и разговорный (предложено Л.В. Щербой). Первый свойствен публичной речи, когда слова произносятся ясно и отчетливо, второй - общению среди товарищей, в семье, среди ровесников, когда нет надобности в тщательно подчеркнутом произношении (М.И. Матусевич, 1976). Полный стиль может характеризовать лишь отдельные фрагменты речи, т.е. соотношение между полным и разговорным стилями может быть проиллюстрировано условной шкалой отчетливости высказываний, которые в определенных ситуациях и в зависимости от различных обстоятельств могут более или менее соответствовать идеальной форме входящих в них слов. Более четко могут произноситься определенные слова в составе высказывания и даже части слов, если наша речь сопровождается шумом или другими помехами: тогда мы говорим, например, по слогам.
М.И. Матусевич отмечает, что полный стиль - это не побуквенное произношение, а произношение согласно действующим литературным нормам (например, в слове «чувствовать» третья буква не произносится). Важнейшие отличительные признаки полного стиля - это несколько замедленный темп, отчетливость, отсутствие выпадения безударных гласных. Л.В. Щерба использовал для характеристики обоих стилей принятые в немецкой лингвистике музыкальные термины Lento (итал. букв. - медленно) и Allegroformen (итал. - весело, радостно) и писал, что утверждение о крайне редком произнесении слов в их идеальной форме ошибочно: «Мы всегда так произносим, когда употребляем редкое, для собеседника малоизвестное слово, когда говорим из другой комнаты, когда говорим занятому, рассеянному, тугоухому и т.п., когда поправляем детей, когда хотим привлечь внимание на то или иное слово или даже часть его, когда тянем слова в недоумении или удивлении, когда говорим нараспев или попросту поем и т.д., и т.д.»
Любой институциональный дискурс характеризуется более отчетливым произношением, чем дискурс персональный, поскольку участники институционального общения исходят из того, что беседуют с незнакомым человеком, не знающим о личностных особенностях своих партнеров, с которым нужно вести себя согласно нормам вежливости и говорить только на тему, имеющую отношение к данному дискурсу. Если в установку персонального дискурса входит уверенность в том, что адресат, отвечающий за успех общения, обязан понимать говорящего и тот вправе подавать лишь чуть уловимые сигналы, направляющие содержательную сторону коммуникации, то главной характеристикой институцио-
нального дискурса служит установка коммуникантов, согласно которой партнеры вовсе не обязаны понимать друг друга, и здесь ответственность за успешное общение лежит на отправителе речи.
Если центр тяжести коммуникации смещен в его сторону, то общение характеризуется четкостью оформления, избыточностью сигнала и постоянной проверкой обратной связи. Эти характеристики многократно усиливаются в медико-педагогическом дискурсе, поскольку здесь речь учителя должна быть образцовой по форме, доступной и эффективной по содержанию, вариативной по обратной связи, а в медицинском дискурсе логопед должен постоянно обращать внимание на типовые нарушения речи, как наблюдаемые, так и возможные.
В лингвистике детально изучены фонетические характери-
стики речи детей на доречевом этапе: до 1,5 месяца - крик; 1,5-3 месяца - гуление; 4 месяца - свирель; 7-8,5 месяца - лепет, произношение слогов («ма-ма», «да-да»); 8,5-9,5 месяца - модулированный лепет (единицы типа «мама», «папа» с разнообразными интонациями). К полутора годам ребенок овладевает простейшими словами, в том числе и специфическими детскими заменителями общепринятых слов («ам-ам» - кушать, «а-та-та» - наказывать), а также активно использует звукоподражание («ав-ав» - собака, «му-му» - корова), к возрасту 1 год и 8 месяцев овладевает двусловными фразами («Мама, дай!») и повелительным наклонением глагола (В.П. Белянин, 1999).
Сроки овладения звуковой формой слов могут меняться: у девочек этот процесс проходит быстрее, чем у мальчиков. Слова лепетного происхождения («мама», «папа» и т.д.) называются в работах по психолингвистике «псевдословами», поскольку вначале ребенок не вкладывает в них ника кого смысла. Звукоизобразительные слова («би-би», «бу-бух» и др.) отражают очень важный этап в развитии языкового чувства ребенка: стремление приблизить звуковую форму к обозначаемому предмету или явлению (А.М. Шахнарович, 1979).
Не менее важен психолингвистический тезис о том, что «ребенок в процессе освоения языка создает свою собственную промежуточную языковую систему» (Э. Велтен, цит. по: В.П. Белянин, 1999). Например, в начале слова ребенок может произнести только звонкие согласные, а в конце - только глухие. О сформированности артикуляционного аппарата можно говорить, как считают специалисты, только при достижении ребенком 6 лет. Нужно отметить и то, что ребенок способен дифференцировать правильный звук, который слышит в речи взрослых, но сам не может произнести. В.П. Белянин приводит весьма убедительный пример.
Логопед. Как тебя зовут?
Ребенок. Андлюша.
Логопед. Андлюша?
Ребенок. Нет, Андлюша.
Логопед. Ах, Андрюша
Ребенок. Ну да, Андлюша.
Дети отвергают взрослую имитацию их произношения, хотя сами еще и не могут произнести определенные звуки. Это существенно как для логопедической теории, так и для практики исправления дефектов речи у детей.
Фонетические характеристики речи логопеда сводятся к следующим признакам:
1) отчетливость артикуляции;
2) сознательная демонстрация артикуляции тренируемых звуков и слов;
3) контролируемый темп речи;
4) форсируемая громкость голоса;
5) особая интонационная оформ-
ленность высказываний, обращенных к ребенку и его родителям.
Отчетливость артикуляции проявляется в безударных слогах, служебных словах. Логопед, как правило, произносит все слова так, как если бы его речь записывалась на магнитофон либо звучала отчетливо вопреки помехам в канале связи.
Тренируемые звуки речи логопед выговаривает особенно отчетливо как в изолированных, так и в связанных позициях. Его задача заключается не только в правильном произношении звуков и расчете на имитацию со стороны ребенка, но в сознательной демонстрации артикуляции. Существует множество специальных приемов, выработанных логопедами для осознанного формирования у детей нужных артикуляционных навыков. Например, вибрант «р» рекомендуется ставить на основе близкого по артикуляционному укладу звонкого согласного «д»: «дра-дро-дру». Логопед произносит гласные звуки более длительно, чем обычно, в определенных случаях артикулируя слова по слогам. Особое внимание уделяется словам с двумя тренируемыми звуками, поскольку обычно ребенок первый звук в них артикулирует правильно, а второй - ошибочно.
Логопед. Посмотри на картинку. Видишь, это лед, а это - прорубь. Ее прорубили во льду. У проруби сидит рыбак и ловит рыбу. Скажи «про-рубь».
Ребенок. Прро-лубь.
Логопед. Видишь, в альбоме написано это слово «прорубь», и два звука [р] выделены красным цветом. Первый звук ты произнес правильно, не забудь про второй звук. «Про-рубь».
Ребенок. Про-рубь.
Логопед. Молодец.
К обязательным атрибутам занятий логопеда с ребенком относится зеркало: ребенок должен видеть свою артикуляцию. Перед зеркалом следует заниматься и дома. Логопед объясняет артикуляцию тренируемого звука, демонстрирует ее и стимулирует ребенка произнести этот звук изолированно.
Логопед. Сейчас мы будем учиться произносить звук [ш] - для этого необходимо произнести звуки «са-са-са». Теперь постепенно поднимаем язычок к верхним зубам и вытягиваем зубы трубочкой: «са-са-ша-ша». Попробуй, покажи ладошкой, как у тебя будет подниматься язычок. А теперь посмотри в зеркало, давай то же самое попробуем сделать язычком.
Ребенок. Ся-ся-ся-ся.
Логопед. Нет, чуть-чуть по-другому. Попробуй сделать губы трубочкой.
Ребенок. Ся-ща-ща.
Логопед. Уже лучше, молодец! Еще раз попробуем.
Когда звук артикулируется правильно, логопед приступает к его тренировке. Работа с языковым материалом строится по принципу постепенного перехода от чисто языковых строевых единиц к коммуникативным единицам: фонема - сочетание фонем (слог) - слово (тренируемая фонема в начальной, срединной и конечной позициях, две тренируемых фонемы в слове), словосочетание, предложение, короткий текст, который легко запоминается (пословица, стихотворение).
Логопед обращает внимание на правильное произношение слов не только во время занятия с ребенком, но и при фатическом (простой, стандартизированный, контактоустанавливающий, от латин. fattus - глупый) общении.
Логопед. Я тебе сегодня ставлю «пятерку». Сегодня ты меня порадовал, очень старался, молодец. Значит, в четверг, после двух. Хорошо? До свидания.
Ребенок. Досиданья.
Логопед. Нет, я не слышу!
Ребенок. Дас-ви-данья!
Услышав нечеткое произношение, логопед делает вид, что не разобрал слова. Ребенок понимает, что должен правильно его произнести, и повторяет по слогам, т.е. переносит учебное произношение на произношение в реальной ситуации.
В основе логопедических упражнений лежат лингвистиче-
ские артикуляционные параметры звуков. Например, при постановке правильного произношения смычно-щелевых звуков [ч], [ц] сначала тренируется финальная позиция («мяч», «меч», «печь», «ночь», «плач», «трубач»), затем медиальная позиция («очередь», «очень», «мальчик», «девочка», «внучата»), потом - инициальная позиция («черный», «чашка», «чистый», «чай», «человек»). Движение от финальной позиции к инициальной объясняется тем, что аффрикативная фонема [ч] представляет собой сочетание [т’+ш’], и после гласного звука (в поствокальной позиции) этот тип фонем произносится легче.
Темп речи логопеда во время приема немного замедлен по сравнению с темпом речи других специалистов и с его собственным темпом вне работы. Изучив особенности темпа речи пяти логопедов, дискурс которых был записан на магнитофон, мы выяснили, что он меняется в зависимости от ситуации общения. Организация речи при общении с детьми и другими коммуникантами принципиально различается по темпу: для детей слова произносятся предельно четко, паузы между ними внутри смысловых синтагм практически отсутствуют, паузы между синтагмами короткие. В общении с родителями слова и словосочетания произносятся быстрее, используются вводные слова, возникают перебивы и самоперебивы.
Логопед. Все слоги с гласными звуками мы произносим с тобой длительно. Длительно произносим каждый слог.
Речь логопеда обращена к ребенку, длительность звучания - 10 с на 29 слогов (12 знаменательных слов), вводных оборотов нет.
Логопед. Сначала у нас идет с вами артикуляционная гимнастика, обязательно, перед каждым занятием, не забываем. Потом - гимнастика на звук [ч], следом - сперва закрепляем, повторяем слоги, а затем только - в конце слова. Ясно, да? То есть идем только по такой методике, и занимаемся, занимаемся, занимаемся.
Речь логопеда обращена к родителю, длительность звучания - 20 с на 102 слога (34 знаменательных слова).
Приведенные примеры показывают соотношение скорости речи: при обращении к ребенку произносится 2,9 слога к родителю - 5,1 слога/с. Итак, соотношение между средней скоростью речи, обращенной к детям и их родителям, составляет, по нашим данным, 0,33 с на слог (к детям) - 0,21 с на слог (к родителям), т.е. речь, обращенная к детям, в 1,6 раза медленнее, чем речь, обращенная к родителям.
Этот вопрос детально освещен в лингвистической литературе, посвященной алгоритмам порождения речи (назовем фундаментальную монографию Ю.В. Красикова, 1990).
К ряду факторов, тормозящих нормальное продуцирование речи, лингвисты и психологи в первую очередь причисляют состояние эмоционального стресса. Оно выражается в паузах? нерешительности, повторах, увеличении самокоррекций, появлении синтаксически незавершенных предложений, снижении или повышении нормальной громкости речи (Ю.В. Красиков). На наш взгляд, социолингвистические причины изменения скорости и громкости речи играют не меньшую роль. Наш материал показывает, что родители говорят с логопедом именно таким образом, даже не находясь в ситуации эмоционального стресса (логопед старается сделать общение максимально комфортным как для ребенка, так и для присутствующего на занятии родителя).
Важной характеристикой речи логопедов является почти буквальный повтор наиболее важных высказываний.
Логопед. Мне нужно, чтобы он был здоров, чтобы нос совершенно выздоровел. Прежде чем нам переходить к дыхательной гимнастике, мне нужно, чтобы он был полностью здоров. Чтобы носоглотка у него была полностью здорова, ведь сейчас нужного воздушного давления у него нет.
В приведенном фрагменте четырежды повторяется один и тот же тезис: «Ребенок должен быть здоров для занятий по исправлению дефекта речи». Этот повтор избыточен, но его требуют определенный стиль общения логопеда с пациентами, необходимость гарантированного доведения информации до адресата, кроме того, повторы в институциональном общении выполняют функцию фатического стабилизатора статусных отношений (информационно они не несут ничего нового, и, следовательно, осмысливаются и переживаются адресатом в фатическом ключе: «То, что мне сейчас сообщается, очень важно, и человек, который это говорит, показывает, что он имеет право так говорить»).
К отличительным признакам речи логопеда можно отнести форсируемую громкость голоса. Это относится и к занятиям в небольшом кабинете, и к фронтальным занятиям в детских садах, где громкость речи логопеда должна соответствовать громкости речи учителя в классе.
Интонационные характеристики речи логопеда складываются из специфических обертонов, показывающих статусное неравенство (позиция вышестоящего), обращенность к ребенку (доброе, ласковое отношение), официальность ситуации. Все эти характеристики взаимосвязаны с лексическими, фразеологическими и синтактико-текстуальными признаками медико-педагогического дискурса.

 


Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.


Популярные темы:

| | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | | |
  • Поиск